urist136 (urist136) wrote,
urist136
urist136

ШОК + ЛАД = ШОКОЛАД (рассказ)

Оригинал взят у bonmotistka в ШОК + ЛАД = ШОКОЛАД (рассказ)

Благонравные супруги костер войны на улице не разжигают, для этого существует домашний очаг.

Ленка и Виталик шли в парк культуры и отдыха отмечать семейный праздник - день Петра и Февронии. Ленка – на корпус впереди. Кто полагает, что это следствие присутствия хороших манер у мужа, – заблуждается. Это симптом наличия серьезных намерений у жены. Она в очередной раз решила развестись!

Мысли о разводе и праздники были в Ленкиной голове запараллелены, как две стороны шоколадной медальки. Фольга расковыривается, половинки обертки отделяются, утюжатся ногтем и выбрасываются. Содержимое надкусывается с двух сторон одновременно. Поцелуй. Внутри что-то тает и становится хорошо. Шоколад: «шок» и «лад».



Итак, она вышагивала и таила в себе злобу. Он плелся следом и сочинял комплимент. В прошлый раз, когда он его сочинил и произнес, Ленка испугалась и заняла оборону в альянсе с «Гипфелем». Виталик решил рискнуть еще раз.

- Почему люди разводятся? – вырыла она его откуда-то из-под собственных извилин. Муж хмыкнул:

- Потому же, почему и женятся: надоело проводить вечера в одиночестве или создалось впечатление, что слишком хорошо знают друг друга.

Ленка всегда слушала Виталика. И днем, и ночью. Даже, когда тот уходил на работу, потому что работал Виталик на радио, брал интервью в прямом эфире. По вечерам она сама благоверного интервьюировала, что, да как? Ну, а по ночам – просто подсвистывала его храпу.

Изначальная вина Виталика состояла в том, что он заливал! Нет, не за воротник, просто врал. Он врал бы гораздо меньше, будь аудитория не столь пытлива.

Вот, например, в пятницу. Обещал вернуться в половине шестого. В пять у него заканчивалась передача. Рот закрыл – рабочее место убрано. Плюс полчаса на дорогу.

Ленка приготовила ужин при свечах, - праздник по поводу Всемирного дня поцелуев и отправки детей к бабушке. Когда он не пришел в шесть, она даже порадовалась. Солнце к закату - свечи на столе заметнее. Но в семь сама начала вспыхивать.

На Виталика же вдруг, с бухты-барахты, свалился… монтаж. Тема: бозон Хиггса. Ну, как объяснить жене?!

Если честно, Виталик мог явиться уже в семь, - быстро бозона покромсал. Но тогда пришлось бы врать, потому что правду жена все равно не поймет. А врать Виталику, как мы знаем, уже обрыдло. В результате, он прождал до двенадцати, тихонечко просидел в уголке операторской. Помог дежурному «пропустить» живой эфир матча «Спартак-Виктория» и три литра пива. Домой явился, когда объяснять уже ничего не было нужно, жена сама за него все сказала.

А он? Собственно, тоже не железный! Что за жизнь: то начальство снимает стружку, то жена пилит. Стукнул кулаком по столу – наломал дров и опрокинул свечи. Всю субботу демонстрировали друг другу чудеса пирокинеза, - в воскресенье проснулись на пепелище.

Парковые дорожки сходились к центральной клумбе – пешеходному аналогу перекрестка с круговым движением. Над одной из тропинок висел «кирпич»: воздушный шар красного цвета с белым прямоугольником посередине. В прямоугольнике - призыв: «На крыльях любви – к семье и верности!»

За кустами скрипел настил танцевальной площадки. Там дергались и подскакивали люди да лепестки ромашек, павшие жертвой массового срыва. Музыки слышно не было, но ритм угадывался в падебасках.

Здесь были все свои, культура и отдых под патронажем местной Управы. Пахло сеном. Газоны в столице скашивают часто, будто в каждой квартире у москвичей живет по корове.

Из толпы Ленку тотчас заприметила Олеся. Олеся была в цветастом сарафане до пят и с герберой в распущенных волосах.

- Гербера – та же ромашка, только крупнее и ярче, - пояснила Олеся, чтобы чета не приняла ее флэшмоб за прибабах.

Ленка с Олесей не единожды пересекались в маникюрном кабинете. Обычно дамочка хвасталась там своим мужем, а служащие и клиентки вздыхательно завидовали. Но в последний раз Олеся объявила, что разводится. «Душа не играет! - пояснила она причину. - И все уже готово: документы, размен, раздел и платье для процесса.»  

«Везучие люди не только бывают счастливы в браке, но и разводятся красиво», - подумала тогда Ленка. Теперь же зыркнула на знакомые пальцы уже с персональным интересом… Там красовался всегдашний маникюр, обручального кольца не было. Зато значились два новых перстня, с рубином и сапфиром. К перстням шел иной тон - загар – кофе с молоком и немного меда. Видимо, дамочка не просто разошлась с мужем, но и отыскала свое место под солнцем.

Олеся предложила сыграть в «подушечку». «Подушечка» была настоящая, «думочка» с шелковой наволочкой в китайском стиле и с кисточками на углах. Участники ходили по кругу. Водящему завязывали глаза и вручали «заглавный» предмет. При помощи подушки он должен был «ощупывать» игроков и отгадывать, кого поймал, мужчину или женщину. Победа засчитывалась, когда в мягких касаниях справедливо угадывался противоположный пол. Изначально предполагалось, что принимать участие будут только семейные пары и искать не абстрактных мужчину или женщину, а свою конкретную половинку. Но одинокие гуляющие запротестовали, потребовали приобщения.

Ленка два раза ловила незнакомцев. Олеся один раз поймала Виталика. А Виталик никого не поймал. В качестве компенсации рассказал анекдот:

- Архимед, Паскаль и Ньютон играли в жмурки. Архимед водил. Паскаль спрятался за деревом. Ньютон же никуда не прятался, взял палку и нарисовал вокруг себя квадрат со стороной один метр. Архимед закончил считать, обернулся и говорит: «Я вижу Ньютона!». А тот ему: «Извините! Ньютон на квадратном метре – это уже Паскаль!»

Ленке показалось, будто внутри кто-то зашкрябал тонюсенькими коготочками. Ностальгия?

Все многочисленные праздники, которые она устраивала в последние годы в противовес блуждающему в голове отчаянию, были немноголюдными, подлинно семейными, без гостей. Вначале не хотелось ни с кем эти моменты делить, потом – тратить время на лишние приготовления. Она уже почти забыла, каков ее муж на публике. Даже слушая его передачи, на кухне, под чистку или глажку, была убеждена, что говорит он для нее одной.

А ведь когда-то, еще до первой беременности, специально таскала Виталика по компаниям, собирала на себя завистливые взгляды подруг. Прошло пятнадцать лет. А народ все также смеется над его байками.

Объявили белый танец, и Олеся повисла на шее Виталика. Виталик сконфузился:

- Я не умею танцевать, но поддержать вас просто обязан.

Они шептались, он целовал ей ручку и кружил. Она клала ему голову на плечо…

«Ну и пусть, - подумала Ленка. – Разведусь и тоже стану виснуть на чужих шеях с чистой совестью!»

Между тем прямиком к Ленке направился пожилой джентльмен. Подошел и попросил посидеть с его женой, пока «отлучится по надобности».

Бабулю звали София Павловна.

- У вас такой заботливый муж, - нужно ведь было как-то начинать беседу.

- О, да! В магазин бежит по первому требованию. Софочка, что желаешь? Домашнюю работу – только вместе. Тридцать лет семейного стажа, и я ни об одном дне не пожалела!

- Даже о прошедших в ссорах?

- Милочка! Я не помню, чтобы ссоры вообще случались. Вот моя соседка каждый день со своим ругалась, я прямо спать не могла – так громко! А она терпела! До глубокой осени…

- А потом?

- Развелась.

- И сколько лет терпела?

- Не лет, месяцев. Поженились-то они весной. Он у нее уже третий был. Некоторые дамочки, - и она в упор посмотрела на Ленку, - относятся к браку столь несерьезно, и так часто меняют мужей, будто хотят из обручальных колец соорудить цепь себе на шею.

Тут вернулся Марк Петрович, супруг почтенной дамы. Подскочили и Виталик с Олесей. За чувственный танец они отхватили духи. Олеся сделала барский жест и передарила приз «законной жене». Разгоряченный супруг смахнул с коробочки целлофан и пшикнул.

«Мало того, что загубил мою молодость и отравил всю жизнь, так еще пытается прилюдно задушить в разгар праздника», - подумала Ленка.

А Виталик вошел в раж, бросился участвовать во всех состязаниях подряд. Выиграл для Ленки еще пупсика с соской, сковородку и бутафорский орден «За замужество». София Павловна также раздухарилась. Пыталась сбить палкой райские яблочки, повешенные на березе. Запыхалась. Супруг ее подбодрил:

- Здесь сегодня, - говорит, - как в семейной жизни. Главное – не победа, а участие!

В финале меропрития проходило состязание на звание «Подкаблучника»: кто больше всех выпьет из туфельки любимой. Ленкина туфелька была с открытым мысом. И пока хозяйка балансировала на одной ноге, Олеся лила игристый напиток непрерывным потоком через носик туфли в рот конкурсанта. Виталик опять выиграл. На сей раз, на его шее повисла огромная «золотая» медаль. И, в отличие от ордена «За замужество» - настоящая, шоколадная. Ею и закусили, все: Виталик, Лена, Олеся, Марк Петрович и София Павловна.

 Захмелевший муж набрался еще смелости и выдохнул обдуманный со всех сторон комплимент:

- Дорогая, не хмурься! Многие думают, что счастье женщины зависит от состояния ее души. Но я точно знаю, оно зависит от состояния ее мужа. Я расплющусь и буду вертеться блином на сковородке, но сделаю тебя счастливой!

Окружающие зааплодировали, и Ленка дождалась-таки своего поцелуя, пусть и с опозданием на два вечера.

На обратном пути Виталик самодовольно улыбался. Приятный получился день. Он вспоминал Олесю, как они танцевали. Ее украшенная герберой распущенность волновала его небритость. В движениях спутницы угадывалось вертикальное выражение горизонтальных желаний.

- Вы замужем? – что еще может спросить женатый мужчина в столь щекотливой ситуации?

- Увы!

- Увы, да? Или, увы, нет?

- Увы, да! Но еще месяц назад мне рисовались иные перспективы.

Виталик крутанул партнершу. Это был его немой вопрос.

- Нет-нет, я не молодоженка, я - недоразведенка…

Он опять крутанул.

- Беззаботное будущее променяла на две недели отпуска. Ну… плюс два перстня.

Она выставила ручку. Он поцеловал, вначале в сапфир, потом в рубин.

- Дорогие?

- Не в этом дело. Они идеально шли к платью, которое я купила для бракоразводного процесса. Муж привел меня в ювелирный и спросил: хочешь? Нелегкий выбор, но платье без перстней мне было уже не интересно.

- Понимаю… А на самом деле?

- Хм! На самом деле, я не решилась доверить мужу дочь на выходные. К тому же он не умеет собирать чемоданы! – она положила голову на плечо Виталику. – Вы проницательны, но и я могу угадать кое-что. Ваша жена вами недовольна.

- Это заметно не только мне?

Олеся повела оголенными плечами.

- Когда я пригласила вас танцевать, ее скривившийся ротик источал ехидство. Это очень плохой признак. О-о-очень!!!

- Не волнуйтесь. У меня есть противоядие.

Марк Петрович, муж Софии Павловны, тоже оказался интересным собеседником, хотя и не таким веселым. Знал про бозон Хиггса. Сетовал, что у супруги проблемы склеротического характера. Не может ей доверить даже поход в магазин. Домашнюю работу – только вместе, нужно постоянно следить, но проще сделать самому. И это еще хорошо, что его признает, а то первые два мужа напрочь стерлись из ее памяти.

 И еще Виталик узнал, что через три дня будет отмечаться Всемирный день шоколада. Надо купить сладкий подарок и подготовить передачу на радио, такую, чтобы жена окончательно оттаяла.

Ленка, по понятным причинам, гуляньем осталась недовольна. Но и у нее решимости заметно поубавилось. На маршруте от парка до дома из супружеской шеренги выдавались уже только грудь да нос.

У людей же им сопутствующих лица сияли как разглаженная фольга. Некоторые несли венки из ромашек, шарики на палочках и заснувших детей.

Ленка размышляла: «Что ж такое должен был натворить Дмитрий Медведев, чтобы его жена Светлана в две тысячи восьмом закатила грандиозный праздник на всю страну и на все времена?!»

P.S. Вот такой получился рассказ. Поддалась энергетике трех, идущих друг за другом, плезиров: 6 июля – Всемирный день поцелуев, 8 июля – День семьи, любви и верности, 11 июля – День шоколада… А вы эти дни как-нибудь отмечали?






Tags: дляЖенщин, среда
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments